С. Н. Буянова, А. А. Попов, В. Д. Петрова, М. А. Чечнева

Аннотация
Клиническая лекция предназначена для акушеров-гинекологов стационаров и женских консультаций и посвящена диагностике и лечению недержания мочи, предложен алгоритм обследования женщин, страдающих этой патологией, представлены оптимальные методы лечения пролапса гениталий и недержания мочи, включая современные антистрессовые технологии и эндоскопические методы.

Список сокращений
УЗИ — ультразвуковое исследование
КУДИ — комбинированное уродинамическое исследование
НМПН — недержание мочи при напряжении
ГМП — гиперактивный мочевой пузырь
ОиВВПО — опущение и выпадение внутренних половых органов
КПЛП — кольпоперинеолеваторопластика

Недержание мочи у женщин — тяжелое заболевание, приводящее к моральным и физическим страданиям. Очевидное нежелание пациенток жаловаться на не¬держание мочи часто сочетается с отсутствием интереса медиков к проблеме инконтиненции. Так, по данным опроса Американской ассоциации врачей, около 60% докторов при сборе анамнеза не задают пациенткам вопроса об удержании мочи. Очень часто больные советуются по поводу недержания мочи друг с другом, а не с врачом, что приводит к тому, что инконтиненция воспринимается как нормальное явление многими женщинами, особенно пожилого возраста, и даже как что-то неизбежное в постменопаузе.
В последние годы изменились представления об этиологии этой патологии, стали широко внедряться уродинамические методы исследования, появились высокоэффективные и малоинвазивные технологии оперативного лечения. Несмотря на это, проблема недержания мочи у женщин по-прежнему далека от разрешения.
Тяжелые проявления болезни в виде подтекания мочи чаще заставляют этих пациенток обращаться к урологам, чем к гинекологам. Это приводит к тому, что вне поля зрения урологов часто остаются гинекологические аспекты заболевания: опущение и/или выпадение внутренних гениталий, сопутствующие гинекологические заболевания — миома матки, эндометриоз, атрофические изменения слизистой влагалища, проявления климактерия и длительность постменопаузы, состояние репродуктивной системы и т. д.
В связи с тем, что продолжительность жизни увеличивается, возрастает количество
пациенток пожилого возраста, страдающих недержанием мочи. Все это заставляет задуматься о необходимости разработки оптимальных методов диагностики и лечения этого заболевания.
В 1975 г., на I конгрессе ICS, была принята единая классификация и терминология, относящиеся к данному патологическому состоянию, а в 2002 году (в журнале Neurourology&Urodynamics, 21) пересмотрены и обновлены некоторые определения. Таким образом, согласно определению ICS, недержание мочи — это утечка мочи, выявленная при обследовании: может быть как из уретры, так и внеуретральная.
ICS рекомендует рассматривать следующие формы недержания мочи:
1. Ургентное недержание мочи (гиперактивный мочевой пузырь) — непроизвольная утечка мочи, возникающая сразу после внезапного резкого позыва к мочеиспусканию.
2. Стрессовое недержание мочи (недержание мочи при напряжении) — непроизвольная утечка мочи при напряжении, чихании или кашле.
3. Смешанное недержание мочи — непроизвольная утечка мочи, сопровождающаяся внезапным резким позывом, а также вследствие усилия, напряжения, чихания или кашля.
4. Постоянное недержание мочи — это жалоба на постоянное подтекание мочи.
5. Энурез — любая непроизвольная потеря мочи.
6. Ночной энурез — потеря мочи во время сна.
7. Другие типы недержания мочи могут возникать в различных ситуациях (например, при половом акте).
Использование таблицы рабочих диагнозов и специальных анкет не являются заменой уродинами-ческих исследований более простым и дешевым методом обследования, это попытка иметь на вооружении (особенно врачам практического здравоохранения) правильные ориентиры для постановки диагноза, поскольку далеко не все клиники имеют возможность проводить КУДИ.

Вопрос хирургического лечения больных со смешанными формами недержания мочи всегда является предметом дискуссий. При безуспешных попытках консервативного лечения необходимо выбрать адекватное хирургическое вмешательство для ликвидации стрессового компонента

Стрессовое недержание мочи
Стрессовое недержание мочи (или НМПН — недержание мочи при напряжении) в первую очередь необходимо дифференцировать от ургентного недержания мочи, когда больные не могут противостоять немедленному удовлетворению позыва, поскольку различна лечебная тактика этих патологических состояний.
Согласно Международной классификации, рекомендованной ICS, НМПН может быть обусловлено дислокацией и ослаблением связочного аппарата, неизмененного уретровезикального сегмента (НМПН тип I и II) или связано с изменениями в самом мочеиспускательном канале и сфинктерной системе, приводящими к нарушению функции замыкательного аппарата (НМПН тип III).

Клиника. Основной жалобой при стрессовом недержании мочи является непроизвольное истечение мочи при физической нагрузке. В отличие от ургентного недержания мочи, когда больные не в состоянии подавить императивный позыв на мочеиспускание, при НМПН моча выделяется непроизвольно без позыва на мочеиспускание, и потеря мочи зависит от степени поражения сфинктерного аппарата.
Диагностика. Целью диагностических мероприятий является определение формы недержания мочи, оценка степени выраженности патологического процесса и функционального состояния нижних мочевых путей, выявление возможных причин возникновения инконтиненции, выбор метода коррекции. Необходимо заострить внимание на возможную связь возникновения и усиления симптомов инконтиненции в период перименопаузы.
Обследование пациенток с недержанием мочи проводится в три этапа.
I этап — клиническлое обследование. При сборе анамнеза необходимо особое внимание уделять выяснению факторов риска: роды, особенно патологические или многократные, тяжелая физическая работа, ожирение, варикозная болезнь, спланхноптоз, соматическая патология, сопровождающаяся повышением внутри-брюшного давления (хронический ка¬шель, запоры и т. д.), предшествующие хирургические вмешательства на органах малого таза, наличие неврологических заболеваний.
Клиническое обследование пациенток с инконтиненцией должно обязательно включать лабораторные методы обследования (в первую очередь клинический анализ мочи и посев мочи на флору с чувствительностью к антибиотикам).
Следует предложить больной ведение дневника мочеиспускания в течение 3-5 дней, где регистрируется количество выделенной мочи за одно мочеиспускание, частота мочеиспускания за 24 часа, отмечаются все эпизоды недержания мочи, количество используемых прокладок и физическая активность. Дневник мочеиспускания позволяет оценить мочеиспускание в привычной для больной обстановке, а заполнение его в течение нескольких дней дает более объективную оценку (Приложение 2).
Наиболее часто НМПН встречается у больных с пролапсом гениталий, поэтому особенно важным на первом этапе является оценка гинекологического статуса — осмотр больной в гинекологическом кресле. При этом необходимо выявить признаки опущения и выпадения внутренних половых органов, оценить подвижность шейки мочевого пузыря при кашлевой пробе или натуживании (проба Вальсальвы), состояние кожных покровов промежности и слизистой влагалища.
Не утратили своего значения для диагностики недержания мочи функциональные пробы, позволяющие предположить природу инконтиненции.

Кашлевая проба: пациентке с полным мочевым пузырем (150-200 мл) в положении на гинекологическом кресле предлагают покашлять — 3 кашлевых толчка 3-4 раза с промежутками между сериями кашлевых толчков на полный вдох. Проба положительна при подтекании мочи при кашле. Данный тест получил более широкое применение в клинической практике. Была доказана связь положительного кашлевого теста с несостоятельностью внутреннего сфинктера уретры. Если при кашле истечения мочи происходит, не следует заставлять больную повторять пробу, а произвести другие тесты.

Проба Valsalva, или проба с натуживанием: женщине с полным мочевым пузырем в положении на гинекологическом кресле предлагают сделать глубокий вдох и, не выпуская воздух, потужиться. При недержании мочи при напряжении из наружного отверстия уретры появляется моча. Характер потери мочи из уретры фиксируется визуально и тщательно сопоставляется с силой и временем натуживания.
У больных с пролапсом гениталий кашлевой тест и пробу Вальсальвы проводят с барьером. В качестве барьера используется задняя ложка зеркала Симпса.
Одночасовой прокладочный тест (60-минутный шаговый тест): сначала определяется исходный вес прокладки. Затем пациентка выпивает 500 мл воды и в течение часа чередует различные виды физической активности (ходьба, поднятие предметов с пола, кашель, подъем и спуск по лестнице). Через один час прокладка взвешивается, а данные интерпретируются следующим образом:
- увеличение веса менее чем 2 грамма -недержания мочи нет (1 стадия);
- увеличение веса на 2-10 граммов -потеря мочи от слабой до умеренной (2 стадия);
- увеличение веса на 10 — 50 граммов -тяжелая потеря мочи (3 стадия);
- увеличение веса более чем на 50 грам¬мов — очень тяжелая потеря мочи (4 стадия).
Проба с тампоном-аппликатором, вве¬денным во влагалище в область шейки мочевого пузыря. Оценка результатов производится при отсутствии подтекания мочи при провокационных пробах с введенным аппликатором.
«Стоп-тест»: больной, мочевой пузырь которой заполняется 250-350 мл стерильного физиологического раствора, предлагают помочиться. Как только появляется струя «мочи» максимум через 1-2 секунды, больную просят прекратить мочеиспускание. Измеряют количество выделенной «мочи». Затем предлагают закончить мочеиспускание, и вновь измеряют количество выделенной «мочи». В такой модификации стоп-теста можно оценить: реальную эффективность деятельности тормозных механизмов — если в мочевом пузыре остается более 2/3 введенной жидкости, то они функционируют нормально, если меньше 1/3-1/4, то замедленно, если «мочи» остается в пузыре менее 1/3 от введенного количества, то практически механизмы, тормозящие акт мочеиспускания, нарушены; полное отсутствие тормозных рефлексов проявляется в том, что женщина не в состоянии остановить начавшийся акт мочеиспускания.
Способность самопроизвольно прерывать акт мочеиспускания позволяет судить о контрактильной способности поперечно-полосатых мышц тазового дна, участвующих в образовании сфинктерной системы мочевого пузыря и уретры (это m.buibo-cavernosus, m.ishio-caver-nosus и m.levator ani), а также о состоянии сфинктерного аппарата мочевого пузыря. «Стоп-тест» может свидетельствовать не только о неспособности сфинктера к произвольному сокращению, но и неспособности гиперактивного детрузора к удерживанию определенного количества мочи.
II этап — ультрасонографическое исследование. Показаниями для ультрасонографического исследования являются не только исключение или подтверждение наличия патологии гениталий, но и исследование уретровезикального сег-мента и определение состояния сфинктера уретры у больных со стрессовым недержанием мочи
УЗИ, выполненное промежностным или влагалищным доступом, позволяет получить данные, соответствующие клиническим и, в большинстве случаев, позволяют ограничить применение рентгенологических исследований, в частности, уретроцистографии. Диагностические возможности трансвагинальной ультрасонографии достаточно высоки и имеют самостоятельное значение для уточнения дислокации уретровезикального сегмента и сфинктерной недостаточности у пациенток со стрессовой инконтиненцией.
III этап — комбинированное уродинамическое исследование (КУДИ).
Показания для проведения КУДИ: диагностика нестабильности детрузора и уретры, подозрение на комбинированный характер расстройств, отсутствие эффекта от проводимой терапии, рецидив недержания мочи после лечения, несовпадение клинических симптомов и результатов проведенных исследований, наличие обструктивных симптомов, наличие неврологической патологии, нарушения функции мочеиспускания, возникшие у женщин после операций на органах малого таза, рецидивы недержания мочи после перенесенных антистрессовых операций.
КУДИ является безальтернативным методом диагностики нестабильности уретры и детрузорной гиперактивности, что позволяет выработать правильную лечебную тактику и избежать неоправданных хирургических вмешательств у пациенток с гиперактивным мочевым пузырем.

Термин «уродинамическое исследование» означает изучение состояния нижних мочевых путей в единицу времени. Основной целью уродинамического исследования является исключение нестабильности детрузора и/или уретры, обструктивного мочеиспускания. Задача врача, производящего уродинамическое исследование, — обобщение данных исследования, жалоб и анамнеза пациентки для выбора оптимальной лечебной тактики. Уродинамическое исследование включает в себя урофлоуметрию, цистометрию, профилометрию.
Лечение. Вопрос о консервативном лечении стрессовой инконтиненции может стоять только при НМПН легкой степени по классификации Д.В. Кана или наличии противопоказаний для оперативного лечения. Если пожилые пациентки принимают диуретические средства, необходимо, по возможности, уменьшить их дозу. В период постменопаузы необходимо проведение заместительной гормонотерапии системно или местно.
Пожилым пациенткам при наличии противопоказаний к хирургическому лечению можно рекомендовать механические средства: уретральные клапаны, влагалищные приспособления — пессарии, уретральные клапаны.
Комплекс упражнений, разработанный для тренировки мышц промежности и тазового дна (ТМТД), занимает особое место среди консервативных методов лечения. В настоящее время тренировка мышц тазового дна — неотъемлемая часть комплексного лечения любой формы недержания мочи. Существуют несколько авторских методик тренировки мышц тазового дна — лечебная физкультура по Атабекову Д. Н., гимнастика по Юнусову Ф. А., упражнения Н. Кегеля. Все методики объединены общей целью — восстановление тонуса мышц тазового дна, коррекция замыкательной функции сфинктеров уретры, восстановление нормальных анатомических соотношений между шейкой пузыря, уретрой и симфизом.
Занятия рекомендуется проводить ежедневно в течение 15-45 минут. Необходимо учитывать и тот факт, что более трети пациенток вообще не способны к волевому сокращению мышц тазового дна даже после индивидуальных тренировок и инструкций. Такие тренировки не только неэффективны, но и дают прямо противоположный результат. Чаще всего вместо сжатия мышц при выполнении ТМТД пациентка начинает напрягать их и тужиться. В подобных случаях от тренировок мышц тазового дна лучше отказаться.
При правильной и регулярной тренировке мышц тазового дна эффективность ее составляет от 17 до 72%. По мнению Д.В. Кана (1986), скепсис в отношении неоперативных методов лечения недержания мочи неоправдан.
Хирургическое лечение стрессового недержания мочи.
Сегодня в оперативной гинекологии широко применяются синтетические материалы. В хирургии тазового дна у пациенток с дефектом соединительной ткани это особенно актуально, так как использование собственных тканей для репозиции аномалий положения матки повышает риск развития рецидива пролапса.
Для систематизации сведений о различии синтетических материалов, используемых сегодня в хирургии тазового дна, приводится классификация MESH (синтетических сеток), предложенная в 1997 году Amid Р.К. (1997).

Тип I: синтетическая сетка содержит только макропоры размером более 75 мкм (Gynemesh Soft, Marlex, Prolene). Размер ячейки сетки оптимален для инфильтрации макрофагами, фибробластами, прорастания кровеносными сосудами и коллагеновыми волокнами, в то же время проницаем для бактерий. Использование монофиламентной нити значительно снижает фитильные свойства протеза и, соответственно, риск инфекционных осложнений (фото 1).

Тип II: синтетическая сетка содержит микропоры менее 10 мкм (Gore Тех). Такой протез не проницаем как для макрофагов и фибробластов, так и для бактерий, что замедляет формирование собственного коллагена, повышает риск развития инфекционных осложнений (Фото 2).

Тип III: синтетическая сетка из мультифиламентной нити с макро- или микропорами (Mersutures, Micromesh, Parietex, Surgipro, Teflon). Главным недостатком таких протезов является высокая фитильная способность материала, что значительно повышает риск развития инфекционных осложнений

Тип IV: синтетическая сетка с субмикронным размером пор (менее 1 мкм). Эти материалы (Silastic, Cellguard) применяются с материалами первого типа с целью замещения брюшины при имплантации сетки в брюшную полость.

Современный MESH должен отвечать следующим требованиям:
• устойчивостью к инфекции (монофиламентные материалы)
• возможностью прорастать окружающими тканями (размер поры более 75 мкм)
• гистологической инертностью (качество и минимальное количество материала ограничивают фиброз)
• сохранением мягкости и эластичности (положительно влияет на качество сексуальной жизни)
• не должен сжиматься в процессе заживления (съеживание может быть минимизировано путем уменьшения воспалительной реакции при использовании инертного макропористого материала).

В1995 году U. Ulmsten предложил операцию TVT — новый метод лечения недержания мочи при
напряжении с использованием свободной от натяжения проленовой петли, проведенной позадилонно под уретрой . Автором был разработан комплект инструментов, значительно упрощающий вмешательство. Проленовая лента, помещенная в полиэтиленовый чехол при помощи специальных перфораторов проводится позадилонно со стороны влагалища под уретрой, после позиционирования ленты защитный чехол удаляется, свободные отрезки
протеза отрезаются и погружаются под кожу, раны влагалища и кожи ушиваются.
С 2002 года широко применяется метод TVT obturator -трансобтураторный доступ уретропексии синтетической петлей. Имея сходные с TVT результаты, операцию отличает минимальный риск интраоперационных осложнений: перфорации мочевого пузыря, инфекционные и геморрагические осложнения.
Важным условием применения синтетических сетчатых протезов в хирургии тазового дна является необходимость не только осуществлять механическую поддержку, но и «подстраиваться» к работе тазовых органов, обеспечивая хорошие функциональные результаты, а именно осуществление специфических функций прямой кишки, мочевого пузыря и уретры, влагалища.

Опыт показал, что лучшими свойствами обладает полипропиленовый MESH из
монофиламентной нити, выпускаемый с торговой маркой Prolene. С 2004 года в хирургии тазового дна широко используется Gynemesh Soft — полипропилен особого плетения, обладающий максимальной эластичностью, легко адаптируется к покрываемой поверхности. Причем, размер протеза должен превышать размер дефекта фасции на 2-4 см, что позволяет надежно фиксировать протез, предотвращать смещение, использовать универсальную технику операции независимо от локализации дефекта (центрального или латерального).
Сегодня разработана и успешно применяется оригинальная методика вагинопексии — PROLIFT.  Использование тщательно отобранных и протестированных синтетических материалов. Эта техника используется для лечения выраженных стадий пролапса гениталий. Больший по размерам MESH стало возможным фиксировать не к краям дефекта фасции, а к костным структурам таза или использовать большие тканевые массивы, сохраненный связочный аппарат малого таза (обтураторное окно, сакроспинальные связки).
Рекомендации женщинам, перенесшим TVT или TVT-0
Уретропексия свободной синтетической петлей TVT или TVT-0 рекомендуется всем пациенткам со стрессовым недержанием мочи и женщинам со смешанной инконтиненцией в случаях, когда стрессовый компонент преобладает. Противопоказанием к операции является текущая или планируемая беременность. Ожирение не является противопоказанием к выполнению уретропексии свободной синтетической петлей TVT или TVT-0.
После операции всем пациенткам рекомендуется ограничение подъема тяжести в течение первых двух месяцев. При возникновении симптомов обструктивного мочеиспускания (невозможность начать мочеиспускание после появления позыва или чувство неполного опорожнения мочевого пузыря), особенно в первые дни после операции, необходимо обратиться к врачу.
Женщины с пролапсом гениталий не должны допускать повышения внутрибрюшного давления в течение всей жизни. Для этого, по возможности, необходимо исключить запоры, физические упражнения, способствующие повышению внутрибрюшного давления, обострение хронических бронхо-легочных заболеваний, подъем тяжести и т. д.
Пациентки предупреждаются о том, что петлевая пластика свободной синтетической петлей TVT или TVT-0 не предупреждает риск возникновения у них симптомов гиперактивного мочевого пузыря в различные сроки после операции. Появление подобной симптоматики, возможно, потребует медикаментозного лечения. Для предупреждения императивных расстройств мочеиспускания у пациенток пери- и постменопаузального периода, наиболее подверженных риску развития этих симптомов, целесообразно назначение заместительной гормонотерапии или препаратов эстриола местно в сочетании с ноотропным препаратом пикамилоном, снижающим гипоксию детрузора, развивающуюся у большинства больных с возрастом.

Клиника. Основной жалобой больных является императивный (безотлагательный) позыв к мочеиспусканию с недержанием мочи при позыве, частое мочеиспускание — чаще 8 раз за сутки (поллакиурия), ноктурия, мочеиспускание малыми порциями (менее 250 мл).
До настоящего времени существовало большое количество терминов и определений, используемых врачами, характеризующих императивное мочеиспускание. В настоящее время принят новый термин для определения императивного мочеиспускания — гиперактивный мочевой пузырь (ГМП).

Гиперактивный мочевой пузырь -клинический синдром, определяющий ургентное мочеиспускание (в сочетании или без ургентного недержания мочи), которое обычно сопровождается учащенным мочеиспусканием и ноктурией. Синонимами ГМП являются ургентный синдром и синдром учащенного ургентного мочеиспускания.
Причиной учащенного и ургентного мочеиспускания у большинства больных является детрузорная гиперактивность -уродинамическое проявление, характеризующееся наличием непроизвольных сокращений детрузора (спонтанных или спровоцированных) во время фазы наполнения (Международное общество по удержанию).
Если у пациентки выявлено неврологическое заболевание (болезнь Альцгеймера, болезнь Паркинсона и др.), то это нейрогенная детрузорная гиперактивность. Когда причина детрузорной гиперактивности не ясна, принято говорить об идиопатической детрузорной гиперактивности (по старой терминологии — нестабильность детрузора).
Детрузорная гиперактивность может быть выявлена у больных в разные сроки после операции как новое расстройство мочеиспускания.
Появление ургентных (императивных) расстройств мочеиспускания с императивными позывами, поллакиурией, малообъемным мочеиспусканием, затрудненным
мочеиспусканием, чувством неполного опорожнения мочевого пузыря или эпизодами недержания мочи у пациенток в различные сроки после операции могут имитировать рецидив стрессовой инконтиненции.
КУДИ, проведенное в разные сроки после операции, позволяет уточнить характер патологии и своевременно решить вопрос о медикаментозном лечении этих расстройств. При отсутствии возможности выполнения КУДИ или амбулаторного уродинамического мониторинга, позволяющего одновременно регистрировать ко¬лебания внутрипузырного, внутрибрюшного и детрузорного давлений, определять состояние замыкательного аппарата уретры и колебания внутриуретрального давления, следует ориентироваться на клинические симптомы заболевания.
Лечение. Основным методом терапии гиперактивного мочевого пузыря является лечение антихолинергическими препаратами, препаратами смешанного действия, антагонистами альфа-адренорецепторов, антидепрессантами (трициклическими или ингибиторами обратного захвата серотонина). Наиболее известные препараты -дриптан (оксибутинин), детрузитол (толтеродин), спазмекс (троспиум хлорид).
Антихолинергические препараты блокируют мускариновые холинорецепторы в детрузоре, предупреждая и значительно снижая действие ацетилхолина на детрузор. Этот механизм и приводит к уменьшению частоты сокращения детрузора при его гиперактивности. В настоящее время известно пять видов мускариновых рецепторов (М1-М5), из них в детрузоре локализуются два — М2 и М3.
Детрузитол (тольтеродин) — конкурентный антагонист мускариновых рецепторов, обладающий высокой селективностью в отношении рецепторов мочевого пузыря по сравнению с рецепторами слюнных желез. Хорошая переносимость препарата позволяет применять его длительно у женщин всех возрастных групп. Детрузитол назначается по 2 мг дважды в день.
Спазмекс — антихолинергический препарат, являющийся четвертичным аммониевым основанием, оказыващий расслабляющее действие на гладкую мускулатуру детрузора мочевого пузыря как за счет антихолинергического эффекта, так и вследствие прямого антиспастического влияния за счет снижения тонуса гладкой мускулатуры мочевого пузыря. Механизм действия этого препарата заключается в конкурентном ингибировании ацетилхолина на рецепторах постсинаптических мембран гладкой мускулатуры. Препарат обладает ганглиоблокирующей активностью. Активное вещество препарата — троспия хлорид, являясь четвертичным аммониевым основанием, обладает большей гидрофильностью, чем третичные соединения. Поэтому препарат практически не проникает через гематоэнцефалический барьер, что способствует его лучшей переносимости, обеспечивая отсутствие побочных эффектов. Препарат назначают по 5-15 мг 2-3 раза в день.
Дриптан (оксибутинин) — препарат с сочетанным механизмом действия, так как наряду с антихолинергической актив¬ностью обладает спазмолитическим и местноанестезирующим действием. Препарат назначается по 2,5-5 мг два-три раза в день. Препарат нуждается в подборе дозы в связи с выраженностью побочных эффектов (сухость во рту, дисфагия, диспепсия, запоры, ксерофтальмия). Обычно снижение дозы до 7,5 мг в сутки в сочетании с местным использованием эстрогенов у пожилых женщин не снижает эффективность препарата.
Хороший эффект получен при использовании трициклического антидепрессанта мелипрамина (25 мг) по 1-2 таблетки в сутки.
Гиперактивный мочевой пузырь харак-теризуется длительным рецидивирующим течением. Поэтому продолжительность ле-чения определяется клиникой заболевания.
Эффективность терапии оценивается по данным дневников мочеиспускания, субъективной оценке своего состояния самой пациенткой. Уродинамическое исследование проводится по показаниям: у больных с отрицательной динамикой на фоне проводимой терапии, у женщин с неврологической патологией.
Нечувствительность к м-холинолитикам (атропинрезистентность) требует назначения препаратов, изменяющих чувствительность детрузора к медиаторной терапии. Поэтому обязательным компонентом медикаментозного лечения гиперактивного мочевого пузыря и стрессового недержания мочи является пикамилон как сосудистое средство, способствующее снижению гипоксии детрузора, развивающейся практически у всех пациенток с возрастом, повышающее чувствительность детрузора к атропину.
Всем пациенткам в постменопаузе одновременно проводится заместительная гормонотерапия в виде свечей «Овестин» местно по традиционной схеме или препаратами системного действия в зависимости от возраста. Чем раньше рекомендуется ЗГТ, тем выше ее эффективность.

По вопросам лечения недержания мочи у женщин, а также по поводу обучения современным хирургическим методам лечения стрессового недержания мочи обращайтесь по телефону: 8067-737-81-17

Медведев Михаил Владимирович, к.м.н., ассистент кафедры акушерства и гинекологии ДГМА, врач акушер-гинеколог первой категории.

Оставьте свой комментарий

Вы должны войти, чтобы оставлять комментарии.

 

О проекте

Сайт, созданный фанатами своей любимой профессии - акушерства и гинекологии. Для пациенток, врачей и всех кто интересуется.

Прочее