Новости Сайта | Женское здоровье Днепропетровска - Part 2

Архив рубрики Новости сайта

С праздником весны, милые женщины!

Более подробная информация на различные темы акушерства и гинекологии на сайте: http://drmedvedev.com/

Дорогие читатели! Хочется сказать пару хороших слов о клее фирмы Этикон (подразделение Джонсон и Джонсон). Клиническая ситуация. Девочка 6 лет (по совместительству дочь автора) падает в школе и глубоко рассекает кожу лба. Расхождение краев раны — до 4-5 мм! С ужасом думая о том, что через 10-12 лет челки не будут в моде, автор заметки бросается на помощь и успешно заклеивает рану без необходимости наложения швов. Все счастливы, красота спасена. Результат можно увидеть на фотографии:

Пользуясь случаем, хотелось бы выразить благодарность Платонову Олегу, региональному менеджеру компании Джонсон и Джонсон, благодаря которому мы все знаем, что такое Дермабонд, и директору Днепропетровского филиала компании Дельрус Нагорному Евгению за вовремя предоставленный клей. Коллеги, спасибо вам большое! Результат вашего труда виден на фотографии!

Для себя решил иметь в домашней аптечке клей дермабонд, который уже не один год использую в операционной.

Более подробную информацию найдете на нашем сайте. Купить Дермабонд дешево и быстро можно здесь: http://delrus.dp.ua/

Успехов во всем!

Медведев М.В.

Пусть в преддверии Нового года Новой радостью светятся дни.

И в глазах, словно в пору восхода, Зоревые сияют огни.

Чтоб вовек не грустилось напрасно

И душевно дружилось с людьми,

Пусть он будет счастливым и ясным И тебе улыбается мир.

Более подробная информация на различные темы акушерства и гинекологии на сайте: http://drmedvedev.com/

Изменения в составе белков плазмы крови способны многое рассказать о состоянии организма. Часто они рапортуют о той или иной болезни (рак, заболевания сердца). Для медиков профиль белков — жалобная книга тела. Вот только клинические тесты по широкой гамме этих соединений проводятся редко. Дорого да и долго. Всё может изменить новый чип.

Обычно доктора в госпиталях ограничиваются небольшим числом белков, выявляемых в крови своих подопечных. Для проведения такого анализа из руки пациента берётся энное количество крови, её направляют в центрифугу для отделения плазмы, которую затем тестируют на наличие интересующих медиков биомаркеров. Занимает этот трудоёмкий процесс в лучшем случае часы, а стоимость тестового набора для одного белка составляет $50.

А если их нужно проверить несколько десятков сразу? Легко! И дешевле в десятки раз, чем с традиционными методами. Всё это можно сделать по новой технологии, проходящей ныне первые клинические испытания. Причём на весь тест уходит всего 10 минут.
Лидер команды исследователей из Калифорнийского технологического института Джеймс Хит (James Heath) говорит: «По мере того как развивается персонализированная медицина, анализ больших групп белковых биомаркеров становится всё более важным. Но эти тесты также должны стать очень дешёвыми. Мы надеемся, что IBBC позволят выполнять такие недорогие комплексные замеры» (фото с сайта caltech.edu).

Эта яркая разработка группы учёных из Калифорнийского технологического (Caltech) и Института системной биологии (Institute For Systems Biology) называется «Комплексный штрихкодовый чип крови» (Integrated Blood-Barcode Chip — IBBC).

По сравнению с ним даже некоторые опытные наладонные лаборатории покажутся гигантами. Пластинка IBBC обладает размерами примерно как у предметного стекла для микроскопа, да и сделана она тоже из стекла. Вернее, стекло тут — основа, на которую нанесено силиконовое покрытие.

По общему принципу действия IBBC во многом напоминает давешние генетический чип и клеточный биочип.

Коль скоро мы хотим установить наличие определённых молекул (в нашем случае — белков), нужно, чтобы весь поток прошёл через разветвлённую сеть специфических ловушек, в которых остались бы только те молекулы, на которые эти ловушки настроены. Дальше нужно сделать так, чтобы прореагировавшие ловушки засветились. Тогда, посмотрев на чип под микроскопом, можно свериться с картой и узнать — какие белки присутствуют в образце.

В деталях, впрочем, в новой разработке имеется масса отличий от предшественников. Но по порядку.

Капельку крови подают в очень узкий канал на поверхности чипа и под небольшим давлением заставляют кровь пройти вглубь. От главного канала отходит множество боковых, ещё более тонких. Клетки крови в них не могут протиснуться, а плазма проходит свободно.

Теперь она оказывается в коридоре, который внешне напоминает штрихкод: поперёк этого русла лежит большое число полосок шириной 20 микрометров. Каждая полоска «сидит и ждёт» свой специфический белок.
Общий план чипа. Капля крови растекается по очень тонкому (шириной 50 микрометров) центральному каналу (тут он показан сильно увеличенным), а затем попадает в ещё более узкие (10 микрометров) боковые ветви пластинки, каждая из которых оборачивается штрихкодами, рассказывающими о той или иной болезни. Надо отметить, что IBBC создавался на средства американского Национального института рака (National Cancer Institute) и исследовательского департамента армии США (Army Research Office) (иллюстрация R. Fan, J. Heath).

Вот и ещё одно отличие. Если в роли настроенных ловушек в упомянутых ранее системах выступали мириады коротких отрезков одиночных спиралей ДНК, захватывавших из образца комплиментарные фрагменты кода, то в IBBC каждая полоска штрихкода покрыта специфическими антителами, притягивающими только один определённый белок.

После того как кровь прореагировала с полосками, чип отправляют на «проявку». Тогда те полоски, что поймали белки, начинают флуоресцировать красным, причём тем интенсивнее, чем больше молекул-биомаркеров они собрали.

Весь прореагировавший чип выглядит как набор штрихкодов, однозначно показывающий, сколько и каких белков присутствует в плазме. (Детали можно найти в статье создателей IBBC в Nature Biotechnology.)

Сейчас, чтобы прочитать этот штрихкод крови, учёные пользуются лабораторным сканером, тем же, что применяется для генетических исследований. Но, по словам участников проекта, в будущем чтение чипов IBBC можно будет выполнять при помощи небольшого приборчика, сходного по облику с ручным сканером штрихкодов в кассах супермаркета.
Тут мы видим центральный канал более крупно. По нему бегут клетки крови, а плазма отделяется и уходит в три (на данном рисунке) боковых канала. Каждый из них содержит полоски-ловушки. Цвета полосок обозначают разные белки, на которые они нацелены. За захват молекул (на врезке) отвечают антитела, закреплённые на поверхности полосок методом ДНК-гибридизации. «Проявка» чипа включает добавление в него раствора со вторичными антителами, помеченными флуоресцентными маркерами. Зелёная плоска в каждом коде является точкой отсчёта, она позволяет точно определять положение засветившихся полосок для их идентификации. Каждый микроканал содержит от 30 до 50 полных штрихкодов, нацеленных на множество белков. Концентрация интересующего медиков соединения определяется в среднем по результатам считывания большого числа штрихкодов на чипе (иллюстрация J. Heath, R. Fan, H. Amad).

В пресс-релизе Калифорнийского технологического говорится, что Хит и его коллеги построили несколько таких чипов, каждый из которых способен одновременно выполнять отдельный анализ крови для восьми пациентов, да ещё и сразу по нескольким десяткам белков. А в течение ближайшего года исследователи намерены довести возможности IBBC до распознавания 100 разных белков одномоментно.

Если ещё и цена одного такого мультитеста окажется (при массовом выпуске чипов) идентичной цене нынешнего анализа плазмы на один единственный белок (а учёные говорят именно о такой цели проекта), то медики IBBC просто с руками оторвут.

Ну а пока американцы испытывают свой штрихкодовый тестер в некоторых клиниках.

Так, при помощи этого чипа им удалось проследить за меняющейся концентрацией в крови гормона hCG у беременной женщины, причём в течение всей беременности. А ведь в её ходе содержание hCG увеличивается в 100 тысяч раз. IBBC же не просто с хорошей точностью показал концентрацию этого белка, но, что является достижением, смог легко уловить его как в очень малых, так и в очень больших «дозах». Такой широкий диапазон работы — плюс для метода. Ведь иные тесты либо желаемое вещество не улавливают, либо в конце концов их, наоборот, «зашкаливает».

Также авторы технологии применили её для определения рака груди и предстательной железы у ряда пациентов. «Типы и концентрации белков варьируются от болезни к болезни, а также между разными лицами. Женщины с раком молочной железы, например, будут генерировать иной набор биомаркеров по сравнению с мужчинами, страдающими раком простаты, в то время как женщина с агрессивной формой рака может «показать» белки, которые отличаются от женщины с менее смертоносной формой», — сообщают исследователи.

И те же концентрации специфических белков начинают меняться в ходе лечения, так что IBBC является удобным монитором положительных сдвигов в состоянии больного.

Ещё высокая скорость получения результата позволит врачам применять штрихкодовый чип для выявления реакции человека на новое лекарство — ведь происходящее в организме будет видно «не сходя с места». А это значит, что план лечения может стать более точным и более индивидуальным.

Интересно, что одним из ключевых участников этого проекта является Лерой Худ (Leroy Hood), президент Института системной биологии и одна из мировых знаменитостей в области биотехнологий и секвенирования ДНК. Четыре года назад этот учёный заявил, что благодаря биотехнологиям в течение следующих 30 лет мы станем свидетелями роста средней продолжительности жизни человека на 10-20 лет; и что с новыми приборами мы сможем выполнять по 10 тысяч различных медицинских тестов одновременно всего по одной пробе крови из пальца.

Как видим, слова доктора Худа не расходятся с делом: он сам активно работает, чтобы реализовать свой прогноз.

Более подробная информация на различные темы акушерства и гинекологии на сайте: http://drmedvedev.com/

Обновление дизайна сайта

Дорогие посетители сайта!

На днях мы обновили дизайн, чтобы Вам было еще приятнее заходить к нам. Надеюсь, что дизайн сайта вам понравится.

Более подробная информация на различные темы акушерства и гинекологии на сайте: http://drmedvedev.com/

С уважением,

Медведев М.В.

fotomayorov

Более подробная информация на различные темы акушерства и гинекологии на сайте: http://drmedvedev.com/

М. В. МАЙОРОВ, врач акушер —  гинеколог высшей категории,

член Национального Союза журналистов Украины

(Женская консультация  городской поликлиники № 5 г. Харькова)

«Когда все-таки нужно лечить, то делать это следует

правильно, выбирая оптимальные средства» (В. И. Медведь).

По мнению В. И. Медведя (2006), нет в акушерстве темы более изученной, чем анемия. В связи с чрезвычайно высокой распространенностью эта патология всегда привлекала очень большое внимание врачей, а распространенность анемии среди беременных действительно впечатляет.  По официальным данным МЗО Украины, в 2004 году анемией страдали 36,44 % беременных. Даже в наиболее экономически развитых странах частота анемии среди беременных составляет 16 – 20 %, а в развивающихся странах она достигает 80 %.  Эти  цифры касаются только манифестной анемии, т. е. клинически явной патологии;   скрытый (латентный) железодефицит к концу беременности развивается, в зависимости от полноценности питания,  у 50 – 100 % женщин

Как известно, анемия —  это патологическое состояние,  характеризующееся  уменьшением количества эритроцитов и/или  содержания гемоглобина в единице объема крови.

Табл. 1

Классификация анемии  беременных по  степени тяжести (ВОЗ, 1991)

Степень тяжести Концентрация
гемоглобина (г/л)
Гематокрит (%)
Легкая 109 — 90 37 — 31
Средняя 89 — 70 30 — 24
Тяжелая 69 — 40 23 — 13
Очень тяжелая < 40 < 13

Подавляющее большинство случаев анемии у беременных —  железодефицитная анемия (90%); половина  из  которых имеет сочетанный  железо — и фолиево-дефицитный генез. Остальные виды анемии встречаются  при  беременности относительно редко.

Железодефицитная анемия (ЖДА)

Преконцепционная подготовка включает полноценное питание с достаточным содержанием мясных продуктов, свежих овощей и фруктов, выявление и лечение заболеваний, вызывающих ЖДА, и устранение  факторов риска, назначение препаратов железа в случае ЖДА или скрытого железодефицита, достижение удовлетворительной обеспеченности организма женщины железом ещё  до  наступления беременности.

Факторы риска: недостаточное или неполноценное питание, гиперполименорея, интервал после предыдущих родов менее 2 лет, многоплодная беременность, четверо или более родов в анамнезе, кровотечения во время беременности (маточные, носовые, желудочно — кишечные, гематурия и т. п.), геморрагические диатезы, болезни с нарушением всасывания железа (состояние после гастрэктомии или субтотальной резекции желудка,  резекции значительной части тонкого кишечника, синдром мальабсорбции, хронический энтерит, амилоидоз кишечника), постоянный прием антацидных препаратов, болезни с перераспределением железа (системные заболевания соединительной ткани, гнойно-септические болезни, хронические инфекции, туберкулез, злокачественные опухоли),  паразитарная и глистная  инвазия.

Клинические проявления: признаки анемической гипоксии (бледность кожи и слизистых оболочек, тахикардия, жалобы на общую слабость, головокружение, боли в области сердца и т. п., одышка при физических нагрузках;  признаки дефицита железа (утомляемость, ухудшение памяти, искажение вкуса,  выпадение, ломкость волос и  ногтей,  «заеды»,  голубая склера (изредка, при тяжелой анемии), сухость кожи, гипо- или антацидность.

Диагностика. Для назначения адекватного лечения выясняют генез анемии. Снижение концентрации гемоглобина   не всегда  является доказательством железодефицита, поэтому проводится  дополнительное обследование.

Лабораторные признаки железодефицита: микроцитоз эритроцитов (обычно в сочетании с анизо- и пойкилоцитозом), гипохромия эритроцитов (цветовой показатель < 0,86), снижение среднего содержания гемоглобина в эритроците (< 27 пг), снижение средней концентрации гемоглобина в эритроците (< 33 %),  снижение среднего объема эритроцитов (< 80 куб. мкм),  снижение сывороточного железа (< 12,5 мкмоль/л); уменьшение концентрации ферритина сыворотки (< 13 мкг/л),  повышение общей железосвязывающей  способности сыворотки (> 85 мкмоль/л),  снижение насыщения трансферрина  железом (< 15%), повышение содержания протопорфиринов в эритроцитах (< 90 мкмоль/л).  В зависимости от возможностей лаборатории  учреждения  здравоохранения, в котором наблюдается беременная, дополнительное обследование для диагностики   железодефицита может включать от двух до десяти из вышеперечисленных тестов. Обязательными являются определение цветового показателя и выявление микроцитоза в мазке крови (наиболее  простые и доступные  для каждой лаборатории методы). Желательно также определение  концентрации сывороточного железа.

Основным источником железа для беременной женщины является мясо. С целью улучшения всасывания железа в рацион питания полезно включать фрукты, ягоды, зеленые овощи, соки и морс, мед (темные сорта). Употребление мяса и продуктов,  способствующих   наиболее  полному всасыванию железа, следует разделить по времени с чаем, кофе, консервированными продуктами, зерновыми, молоком и молочными продуктами, которые содержат соединения,  замедляющие  абсорбцию железа. При наличии анемии, рекомендуются  отвары или настои плодов шиповника, бузины, черной смородины, листьев земляники, крапивы.

Лечение. Основой лечения ЖДА является назначение препаратов железа. Показаниями  к назначению препаратов железа во время беременности  — средняя, тяжелая и очень тяжелая степени анемии. Задачей лечения является устранение (по возможности) причины железодефицита (кровотечения желудочные, кишечные, носовые, из родовых путей, гематурия, нарушения свёртывающей  системы крови и т. п.). Препараты железа, независимо от степени тяжести анемии, назначаются внутрь. Исключение составляют лишь случаи, когда внутреннее употребление железосодержащих  препаратов  противопоказано (непереносимость железа (постоянная тошнота, рвота, диарея), состояния после резекции тонкого кишечника энтерит, синдром мальабсорбции,  обострение  язвенной болезни, неспецифического язвенного колита или болезни Крона.

Пероральные препараты железа подразделяются на ионные и неионные. Среди ионных  преимуществом обладают препараты,   содержащие  двухвалентное железо, биодоступность которого значительно выше, чем трехвалентного. Среди соединений двухвалентного железа лучше  всего всасываются (в порядке убывания): сульфат, глюконат, хлорид, фумарат Лечебная суточная доза  элементарного железа  при пероральном применении должна составлять 2 мг/кг массы тела (в среднем, 100 — 200 мг/сут.). Целесообразно применять препараты с высоким содержанием железа и замедленным его высвобождением (ретардные  формы, slow release), что позволяет стабильно поддерживать достаточную концентрацию железа сыворотки, а также  уменьшить количество возможных  гастроинтестинальных побочных эффектов. Рекомендуется   использовать  комбинированные препараты, дополнительные компоненты которых препятствуют окислению двухвалентного железа в трехвалентное (аскорбиновая, янтарная, щавелевая кислоты), способствуют всасыванию железа в кишечнике (аминокислоты, полипептиды, фруктоза), предупреждают  раздражающее  действие ионов железа на слизистую оболочку пищеварительного тракта (мукопротеоза), уменьшают прооксидантное  действие двухвалентного железа в организме (аскорбиновая кислота, другие антиоксиданты), поддерживают  ворсиночную  кайму слизистой оболочки тонкого кишечника в активном состоянии (фолиевая кислота).

При наличии противопоказаний к приему железа  внутрь  назначают парентеральные препараты,  содержащие  трехвалентное железо. В  случае парентерального применения суточная доза  элементарного железа  не должна превышать 100 мг. При проведении ферротерапии, особенно парентеральными препаратами, следует тщательным образом следить за возможными побочными эффектами.

Побочными  эффектами применения пероральных препаратов железа является тошнота, боль в эпигастральной области,  диарея,  запоры,  нетяжелые аллергические реакции (кожные сыпи и т. п.). Побочное  действие парентеральных препаратов железа: артериальная гипотензия, артралгии, увеличение лимфатических узлов,  лихорадка,  головная боль,  головокружение, инфильтраты  в  месте внутримышечных  инъекций, анафилактоидные  реакции, анафилактический шок.

В случаях  ЖДА, резистентной к монотерапии железом,  дополнительно назначают человеческий рекомбинантний эритропоэтин. Если при    сроке беременности более  37 недель  имеет место тяжелая симптоматическая анемия,  необходимо рассмотреть  вопрос о гемотрансфузии   (эритроцитарной массы или отмытых эритроцитов).

Следует отметить, что  наличие  ЖДА не оказывает  влияния  на тактику ведения беременности и родов. На протяжении последнего десятилетия на основании результатов крупных  контролируемых клинических исследований, проведённых с соблюдением требований и принципов доказательной медицины, существенным образом пересмотрено клиническое значение ЖДА у беременных, а также отношение  к предупреждению и лечению этой патологии.

Так, умеренное снижение концентрации гемоглобина ассоциируется с лучшими последствиями родов для плода, по  сравнению с нормальным уровнем гемоглобина (110 г/л). Дополнительное   назначение железа беременным  приводит  к повышению уровня ферритина и сывороточного железа, снижению частоты анемии в поздние сроки беременности, но не  оказывает влияния  на  течение беременности и родов, состояние плода и новорожденного (но не изменяется частота развития преэклампсии, кровотечений во время беременности и после родов, преждевременных родов, инфекционно — воспалительных осложнений у матери, частота рождения детей с низкой массой, мертворождений, неонатальной заболеваемости и смертности).

В  настоящее время не доказан  вред рутинного дополнительного приема железа беременными, получающими  полноценное питание, однако отсутствие существенной пользы является несомненным. Анемия легкой и средней степени обычно не вызывает ухудшения состояния беременной, а повышение концентрации гемоглобина в результате приема железа не ведет к субъективному улучшению самочувствия.

Тяжелая анемия (Hb < 70 г/л)  весьма  негативно влияет на состояние матери и плода, приводит к нарушению функций нервной, сердечно-сосудистой, иммунной и других систем организма,  к увеличению частоты преждевременных родов, послеродовых инфекционно — воспалительных заболеваний, задержке роста плода, асфиксии новорожденных и родовой травме,  в связи с чем  нуждается в лечении. Снижение концентрации гемоглобина ниже нормального уровня (< 110 г/л) не может считаться доказательством дефицита железа в организме беременной и быть единственным  основанием для назначения лечения. Выяснение наличия железодефицита требует дополнительного обследования (сывороточное железо, железосвязывающая  способность сыворотки, содержание ферритина, микроциты в мазке крови и т. п.

Фолиеводефицитная  анемия (ФДА).

Преконцепционная  подготовка включает полноценное питание с достаточным содержанием зеленых овощей,  назначение женщине,  планирующей  беременность, фолиевой кислоты 0,4 мг/сутки  во второй половине каждого менструального цикла. Факторами   риска ФДА  является гемолиз  любого происхождения  в анамнезе, многоплодие, постоянный прием противосудорожных препаратов, состояние после резекции значительной части тонкого кишечника. Профилактика ФДА: дополнительный прием фолиевой кислоты по 0,4 мг/сутки показан всем беременным, начиная с  самых  ранних сроков, употребление достаточного количества фруктов и овощей, богатых  фолиевой  кислотой (шпинат, спаржа, салат, брокколи, капуста, картофель, дыня и  т. п.) в сыром виде (поскольку во время термической обработки большая часть фолатов теряется). Прием большой дозы фолиевой кислоты (3 — 5 мг/сут)  осуществляется на протяжении всей беременности, если женщина постоянно принимает антиконвульсанты или другие антифолиевые средства (сульфасалазин, триамтерен, зидовудин и  др.).

Диагностика — выявление макроцитов, анизо- и пойкилоцитоза в мазке крови,           определение  дефицита фолиевой кислоты в эритроцитах. Лечение заключается в назначении фолиевой кислоты 1 — 5 мг/сут. В настоящее время установлено, что потребность в фолиевой кислоте с  самого начала беременности возрастает  в 2,5 — 3 раза и  составляет  0,6 — 0,8 мг/сут. Дополнительный прием фолиевой кислоты во время беременности уменьшает частоту дефицита фолатов и анемии, но не влияет на ход беременности, родов, состояние плода и новорожденного. Прием фолиевой кислоты женщинами в преконцепцепционном  периоде и в 1-м  триместре беременности ведет к снижению частоты врожденных пороков развития ЦНС в 3,5 раза по  сравнении с  общепопуляционной. Прием препарата, начатый после 7 недель беременности, не влияет на частоту дефектов невральной трубки.

Прочие  виды анемий

В12 -дефицитная  анемия. Причина    —   недостаточность   синтеза   внутреннего   фактора Касла,   необходимого    для    всасывания    витамина      В12 (наблюдается    после    резекции    или    удаления   желудка,   при аутоиммунном   гастрите),   нарушении процессов    всасывания    в подвздошной   кишке   (неспецифический   язвенный колит,   болезнь Крона, гельминтозы,   состояние после   резекции   подвздошной   кишки),   недостаточным содержанием   витамина   В12 в   пище    (отказ от животных продуктов). В 12 — дефицитная    анемия   обычно    бывает       макроцитарной,      гиперхромной      и сопровождается неврологической симптоматикой. Диагностика базируется на определении   содержания   витамина   В12 (снижается до 50 пг/мл и ниже) при наличии в крови гиперхромных макроцитов. Лечение заключается в назначении цианокобаламина (раствор витамина В12)  по  1000 мкг  внутримышечно  1 раз в неделю  — на протяжении 5 — 6 недель.

Талассемия. Наследственно обусловленная (аутосомно — рецессивный тип) количественная недостаточность синтеза альфа — или бета — цепи молекулы гемоглобина. В Украине встречается чрезвычайно редко.В случае легкой формы альфа — талассемии беременность протекает  без осложнений, лечение  не проводится. Тяжелые формы требуют назначения препаратов железа  внутрь, нередко —  трансфузии эритроцитарной массы. Особая форма альфа  — талассемии,  развивающаяся при условии мутации всех четырех альфа  — глобиновых генов, почти всегда приводит к водянке плода и, в конечном итоге, к его внутриутробной  гибели. Эта форма также ассоциируется с частым развитием преэклампсии.Если альфа-талассемия сопровождается спленомегалией, родоразрешение  проводится путем кесарева сечения, в остальных  случаях — через естественные родовые пути.Легкие формы бета — талассемии обычно не препятствуют вынашиванию беременности, которая  обычно протекает   без осложнений. Лечение предусматривает назначение фолиевой кислоты; иногда возникает необходимость в трансфузии эритроцитарной массы. Больные с тяжелой бета — талассемией, как правило,  не доживают до детородного возраста.

Гемолитические анемии обусловлены усиленным разрушением эритроцитов, которое не компенсируется активацией эритропоэза. К ним относятся серповидно -клеточная  анемия,  являющаяся  проявлением наследственно обусловленной структурной аномалии бета — цепи молекулы гемоглобина; наследственный микросфероцитоз — аномалия структурного белка мембран эритроцитов — спектрина; анемии, обусловленные врожденными ферментативными нарушениями, чаще всего,  недостаточностью глюкозо-6-фосфат-дегидрогеназы эритроцитов.Беременные с гемолитическими анемиями во всех случаях нуждаются в квалифицированном наблюдении  специалиста – гематолога, с которым также  решаются  вопросы   возможности вынашивания беременности, характера лечения, срока и способа родоразрешения.  Следует помнить, что назначение препаратов железа  при гемолитических анемиях противопоказано.

Апластическая  анемия встречается у беременных достаточно редко, причина,  в большинстве случаев,  неизвестна. Диагноз устанавливают на основании морфологического исследования  пунктата костного мозга. Беременность противопоказана и подлежит прерыванию как в раннем, так и в позднем сроке. В случае развития или выявления апластической  анемии после 22 недель беременности показано досрочное родоразрешение. Пациентки составляют группу высокого риска относительно геморрагических и септических осложнений. Высокой является материнская смертность, очень часты случаи  антенатальной  гибели  плода.

Квалифицированное наблюдение  и лечение беременных с анемиями различного генеза, осуществляемое   в  полном соответствии с рекомендациями доказательной медицины, позволит значительно улучшить  перинатальные показатели.

Л   И   Т   Е   Р   А   Т  У   Р   А

 

  1. Абрамченко В. В. Фармакотерапия беременности, родов и послеродового периода, Санкт-Петербург, СОТИС, 2003, 384 с.
  2. Гайдукова С.М., Видиборець С.В., Колесник І.В. Залізодефіцитна анемія. – К., Науковий світ, 2001. – 131 с.
  3. Гилязутдинова З. Ш. (ред.) Экстрагенитальная патология и беременность. Практическое руководство., Москва, МЕДпресс, 1998, 448 с.
  4. Грищенко  В. И., Щербина Н. А.,  Липко О. П., Моргулян В. Б.,  Козуб Н. И.  Течение беременности и родов при экстрагенитальных заболеваниях, Харьков, 1992,  191 с.
  5. Деримедведь Л. В., Перцев И. М., Шуванова  Е. В., Зупанец  И. А.,  Хоменко В. Н., Взаимодействие лекарств и эффективность фармакотерапии,  Мегаполис, Харьков.
  6. Карпов О. И., Зайцев А. А. Риск применения лекарств при беременности и лактации. Справочное руководство, БХВ – Санкт-Петербург, 1998, 352 с.
  7. Клінічні протоколи надання медичної допомоги. Акушерство, гінекологія, неонатологія. Збірник нормативних документів,  Київ, Медінформ, 2007,  456 с.
  8. Кьюмерле К. П., Брендел К. (ред.) Клиническая фармакология при беременности в двух томах, пер. с англ., Москва, 1987.
  9. Майоров М. В. Беременность и лактация — проблемы и особенности фармакотерапии // Провизор, 2001, № 11, июнь, с. 19-22.
  10. Майоров М. В. Беременность без проблем. Профилактическая и лечебная фармакотерапия беременных.  Вопросы целесообразности и безопасности, //Линия здоровья, Фармитэк, Харьков, 2005, с. 45 – 52.
  11. Майоров М. В. Негинекологические лекарствав практике акушера-гинеколога // Новости медицины  и фармации, 2006, № 7(189), апрель, с. 26.
  12. Майоров М. В.  Предосторожности и противопоказания (некоторые особенности фармакотерапии в  акушерстве и гинекологии // Провизор, 2007, № 10, с. 12 — 15.
  13. Майоров М. В. Витамины в акушерстве и гинекологии» // Провизор, 2007, №  23, с. 42 — 46.
  14. Медведь В. И. Введение в клинику экстрагенитальной патологии  беременных, Киев, Авиценна, 2004,  168  с.
  15. Медведь В. И. Ещё раз про анемию беременных // Лікування та діагностика, 2002, № 2, с.53-57.
  16. Медведь В. И. Анемия беременных: что изменилось // Медицинские аспекты здоровья женщины, 2006, № 1.
  17. Михайлов И. Б., Ярославский В. К. Основы фармакотерапии в акушерстве и гинекологии. Руководство для врачей, Санкт-Петербург, Фолиант, 2001, 256 с.
  18. Нисвандер К., Эванс А. (ред.) Акушерство. Справочник Калифорнийского университета, пер.  с англ.,  Москва, Практика, 1999, 703 с.
  19. Резніченко Ю.Г., Резніченко Г.І., Павлюченко Н.П. Аліментарна анемія у вагітних і дітей, Киев, 2004, 136 с.
  20. Шехтман М. М. Руководство по  экстрагенитальной патологии  у беременных, Москва, Триада-Х, 2003, 816 с.
  21. Шехтман М. М., Бурдули Г. М.  Болезни органов пищеварения и крови у беременных, Москва, Триада-Х, 1997, 302 с.
  22. Aleen L. Anemia and Iron Deficiency, Effects of Pregnancy Outcomes // Am J Clin Nutr. – 2000. – V. 71. – P. 1280S-1284S.
  23. Cuervo L.G., Mahomed K. Treatments for iron deficiency anemia in pregnancy (Cochrane Review). In: Cochrane Library, Issue 2, 2003. Oxford: Update Software.
  24. Hercberg S. et al. Conseguences of Iron Deficiency in Pregnant Women // Clin Drug Invest. – 2000. – V. 19 (Suppl. 1). – P. 1-7.
  25. Lozoff B., Jimenez E., Wolf A. Long – term development outcome of infants with iron deficiency // N Engl J Med. – 1991. – V. 325. – P. 678-680.
  26. Mahomed K. Folate supplementation in pregnancy (Cochrane Review). In: The Cochrane Library, Issue 2 2003. Oxford: Update Software.
  27. Mahomed K. Iron and folate supplementation in pregnancy (Cochrane Review). In: The Cochrane Library, Issue 2 2003. Oxford: Update Software.
  28. Schorr T.O., Hediher M.H. Anemia and iron – deficiency anemia: complication of data pregnancy outcome // Am J Clin Nutr. – 1994. – V. 59 (Suppl.). – P. 492-501.
  29. WHO/NHD. Iron Deficiency Anaemia. Assessment, Prevention and Control: A guide for programme managers. – 2001. – 114 p.
  30. WHO/UNICEF. Guidelines for iron supplements to prevent and treat iron deficiency anemia. – Report of International Nutritional Anaemia Consultative Group, 1998.
  31. Viteri F.E. Conseguences of Iron Deficiency and Anaemia  in Pregnancy on Maternal Health and Fetus and the Infant // SCN News. – 1997. – V. 11. – P. 14-18.
  32. Более подробная информация на различные темы акушерства и гинекологии на сайте: http://drmedvedev.com/

Более подробная информация на различные темы акушерства и гинекологии на сайте: http://drmedvedev.com/

Накопилось много вопросов по поводу криоконсервации стволовых клеток из пуповинной крови.

Предоставляю вашему вниманию информацию из очень авторитетного источника — базы данных UpToDate 17.1.

Перевести вы можете любым онлайновым переводчиком, например, google tranlate.

Authors
Bertram H Lubin, MD
Michael F Greene, MD Section Editors
Robert S Negrin, MD
Charles J Lockwood, MD Deputy Editors
Stephen A Landaw, MD, PhD
Vanessa A Barss, MD

Last literature review version 17.1: January 2009 | This topic last updated: February 6, 2009 (More)

INTRODUCTION — Reconstitution of the bone marrow is an important and potentially curative treatment option for a wide variety of malignant and nonmalignant diseases, including acute and chronic leukemia, lymphoma, aplastic anemia, sickle cell anemia, thalassemia major, and a number of other genetic and acquired disorders [1-4] . The pluripotent hematopoietic stem cells required for this procedure are usually obtained from the bone marrow or peripheral blood of an allogeneic (non-self) related or unrelated donor. In some situations, where extensive myeloablative chemotherapy is required to treat a malignancy not involving the bone marrow, autologous (self) stem cells may be used.

Engraftment and survival rates following hematopoietic cell transplantation (HCT) are optimized when the donor and recipient are genetically compatible. Many studies have shown that the risk of graft versus host disease (GVHD) correlates with the level of human leukocyte antigen (HLA) disparity [5,6] . Unfortunately, finding a HLA-matched donor is not always possible. While autologous hematopoietic stem cells provide perfectly compatible tissue, this type of transplantation is not appropriate in many cases, due to the presence of the disease to be treated in the collected autologous stem cells. Each full sibling potential donor has only a 25 percent chance of being fully HLA matched with a sibling requiring a transplant. Therefore, most patients do not have an HLA-identical relative.

When a suitable related donor is not available, a search is conducted to identify a potential unrelated HLA-matched donor. Finding an appropriate donor through a national registry is a lengthy process that is not always successful, especially for individuals who are not of Northern European descent [6-9] . As a result, many patients who might benefit from HCT are not afforded this opportunity, or die during the extended process of securing a donor. (See «Donor selection for hematopoietic cell transplantation», section on Matched unrelated donors).

Because of the lack of matched related donors and the risk of severe GVHD that accompanies unrelated bone marrow or peripheral blood HCT, alternative sources of hematopoietic stem cells have been sought. Umbilical cord blood (ie, the blood remaining in the umbilical cord and placenta following the birth of an infant) is known to contain hematopoietic stem cells [10] . Collection, storage, and ethical issues regarding the use of cord blood for HCT will be discussed here [11] . Issues concerning donor selection and other sources of hematopoietic stem cells are discussed separately. (See «Sources of hematopoietic stem cells» and see «Donor selection for hematopoietic cell transplantation»).

CORD BLOOD AS A SOURCE OF HEMATOPOIETIC STEM CELLS

Advantages — As a source of hematopoietic stem cells for transplantation, cord blood has certain advantages over bone marrow and peripheral blood: Cord blood contains a greater concentration of highly proliferative hematopoietic cells [12] . Although each cord blood unit contains a relatively small total number of hematopoietic stem cells, these cells are fully capable of reconstituting hematopoiesis in both children and adults [10] . Cord blood collection can be performed in a manner that entails less discomfort and morbidity for the donor than collection of bone marrow or peripheral blood stem cells. It is less expensive to store and, once banked, can be retrieved much more quickly than peripheral blood or bone marrow [13] . Cord blood has been shown to have lower rates of infection with cytomegalovirus (CMV) than bone marrow, potentially resulting in a reduction of post-transplant complications caused by this virus [14,15] . Once a cord blood unit has been collected and preserved, it is immediately available for transplantation. In contrast, compatible bone marrow and peripheral blood stem cells are usually available only after the identified donor has been medically cleared and the bone marrow or peripheral blood stem cell collection completed, resulting in significant delays (see «Time considerations» below) [16] .

Of great importance, there appears to be a relatively high success rate for cord blood transplantation even in the face of HLA mismatches at one or more loci [3,16-20] . Although the relationship between histocompatibility and GVHD in cord blood transplantation is not fully clear, many studies have shown that umbilical cord HLA mismatch may not correlate with an increased risk of GVHD, implying that cord blood transplants are more tolerant of histoincompatibility than traditional HCT [6,21,22] . Indeed, transplants utilizing cord blood appear to have lower rates of both acute and chronic GVHD when compared to bone marrow and peripheral blood sources [16,23,24] . (See «Sources of hematopoietic stem cells», section on Umbilical cord blood).

Because of this histoincompatibility tolerance, search for a «compatible» umbilical cord blood (UCB) unit may mean finding a unit with a mismatch in up to two (or occasionally three) of the six major HLA antigens (ie, a 4 to 6 out of 6 antigen match) [13,19,25,26] . In contrast, for unrelated bone marrow (BM) donors, a «six antigen match» (ie, 6/6) is preferred. This allows for a wider range of potential UCB donors. As an example, in a study of patients entering into a donor search, at least one 4/6 to 6/6 UCB unit but no suitable (6/6) BM donor was identified for 19 percent of 108 potential recipients [13] .

Time considerations —  Finding an appropriate donor through a national registry is a lengthy process that is not always successful, especially for individuals who are not of Northern European descent [6-8,13,27] . (See «Donor selection for hematopoietic cell transplantation», section on Matched unrelated donors). Two examples serve to illustrate the issues involved: In a National Marrow Donor Program study, the average elapsed time from initiation of donor searching until transplantation for subjects in first chronic phase of chronic myelogenous leukemia was approximately 10 months [28] . In a second study of 108 patients proceeding to a formal unrelated donor search, the median time required to obtain an unrelated bone marrow (BM) donor (from formal search to donor clearance) was 49 days (range 32 to 293 days) compared to a search time (from formal search to the choosing of a donor unit) of only 14 days (range 2 to 387 days) for an umbilical cord blood (UCB) donor [13] .

For patients undergoing both BM and UCB searches, 29 more days (95 percent confidence interval: 21-37 days) were required to identify and clear an unrelated BM donor than an UCB donor. For the 76 transplanted patients, an UCB transplant was received a median of 25 days sooner than a BM transplant [13] .

Limitations — Cord blood has certain limitations as a source of hematopoietic stem cells. The utility of a given cord blood unit for transplantation is restricted to situations in which the number of cells present in the unit is adequate for engraftment. Although no consensus exists, current recommendations suggest total nucleated cell doses of at least 1.5 x 10(7) [6] to 2.0 x 10(7) [26,29] , and ideally >4.0 x 10(7) [1] nucleated cells per kilogram of the recipient’s body weight. Higher CD34+ cell doses also appear to correlate with improved outcomes [22,24,30] . (See «Sources of hematopoietic stem cells», section on Umbilical cord blood).

Thus, cord blood HCT has been generally limited to use in children and small adults due to the relatively small numbers of nucleated cells contained in cord blood units (see «Importance of unit volume» below) [31,32] . In an attempt to circumvent this limitation, techniques such as ex vivo cell expansion and transplantation of multiple cord blood units are being investigated. (See «Use of recombinant hematopoietic growth factors in stem cell and progenitor cell mobilization», section on Ex vivo expansion of stem and progenitor cells and see «Cord blood as a research tool» below).

Other issues — When compared to bone marrow and peripheral blood HCT, engraftment is somewhat delayed following cord blood transplantation, thereby increasing the risk of infection and bleeding during the post-transplant period [3,16,23,24,33] . It is unclear whether this effect is a result of the lower cell doses infused into cord blood transplant recipients. It is also possible that, because the stem cells found in cord blood are more primitive, they take longer to differentiate into mature hematopoietic cells [34] . Despite this, immune reconstitution following umbilical cord transplantation appears to be comparable to that following bone marrow and peripheral blood HCT [35] . However, once engraftment does occur, cord blood may provide better reconstitution of the marrow than peripheral blood or bone marrow stem cell sources [36] .

It has been speculated that cord blood stem and progenitor cells may have a reduced ability to recognize and destroy leukemic cells in comparison to stem cells from bone marrow or peripheral blood. This therapeutic effect is termed the graft-versus-leukemia or graft-verus-tumor effect. (See «Biology of the graft-versus-tumor effect following hematopoietic cell transplantation»). While additional research is needed to clarify this issue, it does not appear that recipients of cord blood transplants are at greater risk of leukemic relapse than recipients of bone marrow or peripheral blood stem cells [6,37] .

Cord blood as a research tool — Biomedical research continues to advance the understanding of hematopoietic stem cells found in cord blood, and of stem cell biology in general. Research efforts may increase the utility of cord blood as a source of cells for HCT through such techniques as ex vivo cell expansion [38-42] . (See «Use of recombinant hematopoietic growth factors in stem cell and progenitor cell mobilization», section on Ex vivo expansion of stem and progenitor cells).

Efforts to understand the plasticity of the stem cells found in cord blood may lead to advances in regenerative medicine, a field dedicated to inducing primitive stem cells to differentiate into mature non-hematopoietic tissues (eg, liver, central nervous system tissue, myocardium) [43-48] .

CORD BLOOD BANKS — Multiple types of cord blood banks exist for the purpose of storing cord blood for potential future transplantation. It is estimated that over 100,000 cord blood units are currently stored in such banks worldwide [49,50] .

Public cord blood banks — Public cord blood banks collect and store cord blood units for use by any individual who has a medical indication for hematopoietic stem cell transplantation and for whom a suitably matched unit is available. These banks perform collections at a limited number of hospitals throughout the world [49-53] , meaning that a mother can choose to donate her infant’s cord blood to a public cord blood bank only if the infant is delivered at a hospital associated with such a bank. Following collection, each cord blood unit is characterized, and the parameters (eg, HLA profile, total nucleated cell count) are placed in a public database accessible to health care providers (see «Processing and preservation» below). Public cord blood banks are usually non-profit, although a few for-profit public cord blood banks exist.

Private cord blood banks — Private cord blood banks are for-profit enterprises that facilitate the collection of cord blood for families who are willing and able to pay for such a service [53] . Typically, families decide to bank their infant’s cord blood so that it might serve as a source of hematopoietic stem cells for the child or another member of the family should the need arise. Private cord blood banks supply the family with a collection kit, and then generally depend on the mother’s obstetrician or midwife to collect the umbilical cord blood upon delivery. The cord blood unit is reserved for use by the family, who pay a fee for the initial processing and then annually for the continued storage of their child’s cord blood unit.

Directed cord blood banking — In addition to these two main types of cord blood banking, some banks provide a service, called directed cord blood banking, for families who have a child or other family member with a potentially transplant-treatable disease and who are expecting another child. A program providing such a service either facilitates or performs the cord blood collection, and then processes, characterizes, and cryopreserves the unit, which is reserved for exclusive use by the donor’s family.

While some public and private cord blood banks provide directed cord blood banking in addition to their other services, the Sibling Donor Cord Blood Program in Oakland, California, is devoted exclusively to directed cord blood banking for siblings (see «Additional information sources for parents» below) [54] . This program, as well as some others that perform this service, provide cord blood collection and storage free of charge to families for whom it is medically indicated.

Donor selection — Strategies for donor selection and consent depend on the type of facility performing the banking. For public banks, it is vital that high standards of selection are employed in order to ensure the safety and quality of the cord blood supply. To this end, many banks utilize a maternal and/or family history questionnaire similar to that conducted for blood donation in the United States. This questionnaire serves to screen potential donors, and their husbands [55] , for risk factors for infectious diseases, inherited immunologic and hematologic diseases, cancer, and other conditions that could be transmissible by blood.

In addition, maternal blood testing is performed to screen for hepatitis B, hepatitis C, HIV-1 and -2, HIV p24, CMV, syphilis [30] , and in some programs human T-lymphotropic virus (HTLV)-I/II and West Nile virus. Finally, upon delivery of the infant, the mother’s hospital chart is reviewed for labor and delivery factors that could put the infant donor, and thus the collected stem cell product, at risk for infection.

For private banks and those in which cord blood is reserved for use by the family alone, a unit may be banked regardless of the results of the maternal history, serologies, and infant evaluation. In this case, if the unit is requested for release, the transplant center makes a determination regarding the safety of the unit for transplantation.

Maternal (donor) consent — The process of obtaining informed consent from donors differs among banks. Private banks utilize a standard consent process that is completed during the prenatal period. Public banks, on the other hand, employ a variety of consent procedures in order to optimize financial and logistic factors. Some seek consent for cord blood donation during prenatal care; others utilize a phased consent process, in which mothers are preliminarily consented during labor, the cord blood is collected following delivery of the placenta, and compete signed consent is obtained after collection.

Because in some hospitals the placenta and umbilical cord are considered discarded material, cord blood may be collected following delivery of the placenta, and consent obtained only after successful collection is performed. Each of these consent protocols has financial and ethical ramifications [56] .

CORD BLOOD COLLECTION — There are several techniques for cord blood collection. In general, protocols are designed to avoid interfering with the delivery of the baby, while still preserving the sterility and maximizing the volume, and thus the number of hematopoietic stem cells collected in the cord blood unit. Importantly, cord blood collection should never compromise the safety of the mother or infant during childbirth.

Collection may be performed either prior to («in utero») or following («ex utero») delivery of the placenta. An example of each type of collection procedure is described below. Regardless of the technique employed, the earlier the blood is collected, the less likely it is that clotting will occur and the greater the chance of obtaining a maximal volume (see «Importance of unit volume» below) [57] .

In utero collection — In this example, the obstetrician or midwife receives the collection supplies in the form of a kit before delivery. The kit is opened and the contents are surveyed in order to confirm that they are organized and complete. Following delivery of the infant, the umbilical cord is clamped and cut in the usual manner. Prior to delivery of the placenta, a four to eight inch area of the cord is cleansed with an antiseptic solution provided in the kit. A 16 gauge needle, connected to a cord blood collection bag containing an anticoagulant solution, is inserted into the umbilical vein at the cleansed site, and the blood is allowed to drain into the bag by gravity.

Ex utero collection — In this example, the collection supplies are kept in a room outside the delivery room. Following delivery of the placenta, it is immediately removed to the collection room, suspended from a collection stand, and the clamped umbilical cord is cleansed with antiseptic solution. A 16 gauge needle, connected to a cord blood collection bag containing an anticoagulant solution, is inserted into the umbilical vein at the cleansed site, and the blood is allowed to drain into the bag by gravity.

Some kits provided by for-profit companies utilize a syringe to collect the cord blood. If necessary, the needle may be repositioned, turned, or even removed and reinserted more proximal to the placenta in order to maximize the volume of blood collected. If the needle is reinserted, the new insertion site must be thoroughly cleansed prior to insertion.

With either technique, when all the residual blood has been collected, the flow stops and the cord appears empty and mostly white. This usually occurs after a minimum of two to four minutes [58] . At this point, the tube between the needle and blood bag is clamped, the needle is removed from the umbilical cord and cut from the tubing and the bag is sealed and labeled. Ideally, at least 40 to 60 mL of blood will be collected. The cord blood is stored at room temperature in order to preserve cell viability until it is shipped or otherwise transported to the processing laboratory [59-61] .

Follow-up studies — During the perinatal period, a maternal blood sample is obtained to screen for infections that might be transmitted to the infant and therefore might be found in the cord blood. Some banks also require a saliva swab from the infant, in order to screen for the presence of cytomegalovirus, and some request a follow-up examination at six months to determine such relevant factors as seroconversion and screening of the infant’s postnatal history for conditions which might lead to discarding of the stored cord blood unit [62] .

Importance of unit volume — As discussed above, transplantation outcome is significantly affected by the number of hematopoietic stem cells present in the cord blood unit. Importantly, the collection volume roughly correlates with both the total number of nucleated cells and the number of CD34+ stem cells present [63,64] . As is discussed below, it is not clear whether the collected cord blood volume and the number of CD34+ stem cells are significantly altered by the mode of delivery. Standard obstetric procedures for determining the mode of delivery and timing of cord clamping should not be altered in an attempt to optimize cord blood collection.

Collection volumes and cell counts vary greatly [64] . A study of 542 umbilical cord blood collections at several hundred hospitals throughout the United States found that the mean collection volume was 103 mL, including 35 mL of anticoagulant solution, with a mean of 9 x 10(8) nucleated cells per collection [54] . The cell dose exceeded 1.5 x 10(7) nucleated cells per kilogram of recipient body weight for 90 percent of banked units.

Various predictors of cord blood unit volume and cell count have been investigated [64-69] . Heavier babies, larger placentas, and women with fewer previous live births had higher cell counts, while longer gestation correlated with greater total nucleated cell counts but lower CD34+ cell counts [64,65,70] . In other studies, a shorter time between delivery of the infant and clamping of the umbilical cord resulted in larger collection volumes and greater cell counts [66,67] .

Of importance, especially in the anemic newborn, immediate cord clamping reduces the volume of placental blood transfused to the infant, which can have deleterious effects (eg, low blood volume and worsening anemia) [58] . Leaving a longer length of umbilical cord attached to the placenta may result in the collection of larger blood volumes [71] .

It is unclear whether larger volumes are obtained when cord blood collection is performed prior to delivery of the placenta. Some studies report that in utero collection provided larger volumes and increased cell counts [57,72-74] , while others have shown no significant difference between in utero and ex utero collection [75,76] .

In one study, the average volume of cord blood obtained in 29 cesarean deliveries versus 126 vaginal deliveries was 104 and 84 mL, respectively [77] . Since the percent of CD34+ cells was similar in the two groups, cord blood collected during cesarean deliveries had a higher absolute number of CD34+ cells per unit.

One study has suggested that umbilical cord blood collected following cesarean delivery for fetal distress increases the number of mobilized stem cells [78] . Similarly, umbilical cord blood from newborn with meconium-stained amniotic fluid also contains higher total nucleated cekks and CD34+ cells [79,80] .

Processing and preservation — Because of the relatively unregulated nature of cord blood banking, cord blood unit characterization and processing procedures vary. In general, public cord blood banks must perform more extensive testing in order to maintain databases searchable by transplant centers. Complete characterization of a cord blood unit usually includes the following assays [31] : Unit volume and weight, total nucleated cell count with differential, as well as an assessment of the unit’s hematopoietic potential (eg, CD34+ cell count or colony forming unit (CFU) count) ABO/Rh blood type and HLA typing Testing for hepatitis B, hepatitis C, HIV-1 and -2, HIV p24, syphilis, CMV, and bacterial culture Hemoglobin electrophoresis is performed in order to screen for the presence of a hemoglobinopathy in the donated specimen [30,81] . At public banks, mononuclear cells, plasma, and DNA from the cord blood unit may be stored in an aliquot separate from the main unit for future infectious and/or genetic disease testing

While some banks store cord blood units with little or no processing, others remove the majority of the plasma and red blood cells in order to store the units in a smaller volume [31,82,83] . After testing and processing are completed, the viability of the hematopoietic stem cells is preserved by storing each unit in either liquid or vapor-phase nitrogen. The importance of immediately storing the units at 4º C, rather than at room temperature, and initiating cryopreservation as soon as possible after collection has been stressed [84] .

Processing and storage can be successfully performed at remote sites. Accordingly, a network of community collection sites targeted at particular ethnic groups, and serviced by a central processing and storage facility, could maximize the genetic diversity of banked cord blood units in a cost-effective fashion [20,85,86] .

It is not known how long umbilical cord blood cells remain viable when stored in this manner; quality control procedures for testing viability are in their infancy [87] . In one study, human cord blood cells stored for 15 years had an engraftment potential in mice similar to that of freshly-obtained cells [88] . In a second study, cord blood stored for up to 12 years showed minimal loss of hematopoietic progenitor cells by in vitro testing, with recoveries >90 percent at 10 years [89] . In a report of 93 children who received cord blood transplants varying in storage time from 3 months to 11 years, there was no correlation between storage time and time to engraftment [90] . For those children who failed to engraft, length of storage time did not appear to be a contributing factor.

Release of units for transplantation — Transplant centers search public databases to locate both donors and cord blood units that are appropriate for patients in need of HCT. (See «Donor selection for hematopoietic cell transplantation», section on General considerations). If an appropriate cord blood unit is located and a decision is made to proceed with transplantation, the unit is shipped to the transplant center in its cryopreserved state and thawed and infused into the recipient according to the transplant center’s protocols.

Regulatory aspects — Within the United States, cord blood banking remains relatively unregulated. Currently, registration with the Food and Drug Administration (FDA) is voluntary, although the FDA may require registration within the near future [91] . The American Association of Blood Banks, the Foundation for the Accreditation of Cellular Therapy (FACT), NETCORD, and the National Marrow Donor Program have each developed standards for banking procedures and quality control that banks may elect to follow [92] .

More rigorous regulatory control could help ensure product quality and consistency, thereby facilitating the exchange of units between cord blood banks and transplant centers. However, any increase in regulatory scrutiny carries financial implications for cord blood banks.

Costs — Private banking fees vary greatly. Typically, companies in the United States charge families approximately $1,100 to $1,750 for processing the initial specimen [93] . In general, this fee does not include reimbursement for the collection procedure performed by the mother’s obstetrician or midwife. Each company also charges a storage fee of approximately $115 to 125/year per unit.

It is difficult to assess the per-unit cost of public cord blood banking, as the financial model of these banks is quite different from that of private banks. It is certain, however, that the high cost of public cord blood banking begs the question of financial viability. Public banks are sometimes able to obtain compensation from cord blood transplant recipients and/or their insurance companies upon release of a cord blood unit, but may rely on financial support from an external source (eg, an affiliated organization or a grant from the federal government).

ETHICAL AND LEGAL ISSUES — Because cord blood banking is relatively new, the legal aspects are actively evolving, while the ethical issues raised by both public and private banking have not yet been resolved. A thorough discussion of these topics can be found elsewhere [2,37,94-99] . However, a number of these issues are illustrated via the questions posed below: Who owns a given cord blood unit, the child or the parents? Do the parents have the right to give the units away or sell them, or should they be held for the person from whom they came until he or she reaches maturity? If the cells are to be used for someone other than the person from whom they came, must both parents agree or is consent from one adequate? What happens if the parents disagree? What happens to a unit stored by a for-profit company when there is a dispute within the family regarding its disposition? What should be done with a privately banked unit if the family stops paying the storage fees? When a cord blood unit is donated to a public bank, how can the privacy of the donor be protected without compromising the safety of the unit? Should a long-term link be maintained between units and donors, so that donors can alert the bank if they develop a disease that could be transmitted via the unit? Should the recipient be able to contact the donor in case additional blood cells may be needed (eg, hematopoietic stem cells, donor lymphocytes)? Alternatively, should all identifying links be destroyed, in order to preserve donor confidentiality? How shall the conflict of interest between donation for public banking purposes and banking for autologous use be resolved? What are the ethical implications of the fact that many families are economically unable to bank their childrens’ cord blood through a for-profit company, but do not have access to a bank that stores blood for public use? When infectious disease (eg, HIV and other viral testing) and genetic testing is required for banking purposes, who should be informed of the results (eg, mother, father, child)? If nonpaternity is discovered in the course of testing, should that information be disclosed, and to whom (eg, mother, father, or child)? Are for-profit cord blood banking companies exploiting parents at a vulnerable time in their lives, or providing a valuable service [53,58,100] ? What sort of truth in advertising should be expected of these companies? What are the ethical ramifications of preimplantation genetic diagnosis and HLA typing for the purpose of producing a child who can supply a cord blood unit for an ill family member [101,102] ? What liability for the quality of the cord blood unit is carried by a cord blood bank? What is the liability of the physician or midwife who performs the collection for private banking purposes? Should we as a society be concerned about the commodification or commercialization of cord blood, a substance of increasing value? Is cord blood banking more akin to blood banking or organ donation?

COUNSELING EXPECTANT PARENTS — During their pregnancies, many expectant parents become aware of the possibility of banking their infants’ cord blood for potential future use [103,104] . They may call upon their health care providers to help them decide whether or not to donate their infants’ cord blood, or to pay to preserve it for private use. If the infant will be delivered at a hospital providing philanthropic donation to a public, non-profit cord blood bank at no cost to the family, such donation is encouraged.

The parents, however, may want to consider the following privacy issues associated with public banking: How will infectious and genetic disease testing results be conveyed to the family? What measures does the bank take to protect donor confidentiality?

Many parents, however, confront the question of whether to bank their infants’ cord blood through a private, for-profit organization. Given the current uncertainties of this technology, the American Academy of Pediatrics does not recommend that parents routinely store their infants’ umbilical cord blood for future use [58] . Private cord banking is not allowed in Italy and Spain, and other European committees (eg, European Commission’s Group on Ethics in Science and New Technologies, Royal College of Obstetricians and Gynecologists, World Marrow Donor Association) have indicated their concern about the ethical status of private cord banks [53,100] .

The emotional vulnerability of parents who want to do «everything possible» to ensure the future welfare of their children must be recognized while helping families make this decision. The promotional literature from private for-profit companies often does not accurately convey the potential benefits and limitations of cord blood banking and transplantation. In counseling expectant parents, it may be helpful for practitioners to understand the following information regarding cord blood transplantation:

Estimating need for cord blood

Autologous donation — It is difficult to determine a child’s risk of requiring HCT [105] . However, the chance that a child would ever benefit from HCT using his or her own cord blood has been estimated as one in 2,700 individuals or less [31,105,106] . One source estimated that 1 in 20,000 collections performed for families without any medical indication might be used for autologous transplantation [95] .

There is much speculation about future medical uses of the stem cells found in cord blood. While advances in ex vivo cell expansion, gene therapy, and regenerative medicine may someday provide therapeutic options for a wide variety of diseases, it is currently unwise to advise families to bank a child’s cord blood on the assumption that such technology will develop to the point of broad clinical utility.

Allogeneic donation — Families within which a transplant- treatable disease is known to exist (eg, thalassemia major, sickle cell disease) have a potential need for cord blood. In these cases, cord blood storage should be considered, and may be available at no cost to families (see «Directed cord blood banking» above) [106,107] . (See «Efficacy of hematopoietic cell transplantation in beta thalassemia», section on Umbilical cord blood transplantation and see «Hematopoietic cell transplantation in children with sickle cell disease», section on Alternative donors).

Allogeneic stem cells may be preferable to those from an autologous source in some medical situations. (See «Hematopoietic cell transplantation in chronic myelogenous leukemia», section on Allogeneic HCT). In the case of leukemia and other malignancies, the graft-versus- tumor effect that occurs with allogeneic transplants can be essential to the success of the transplant. (See «Hematopoietic cell transplantation in chronic myelogenous leukemia», section on Allogeneic HCT). The genetic abnormalities underlying many transplant-treatable diseases, including leukemia and the hemoglobinopathies, are either believed or known to be present in the genetic material of hematopoietic stem cells present at the time of birth, rendering autologous cord blood transplantation an undesirable treatment option for these diseases [108-110] . (See «Pathobiology of acute myeloid leukemia», section on AML1/ETO fusion transcript).

In such cases, even if a family had stored their child’s cord blood and the child was unfortunate enough to develop a transplant-treatable disease, the stored autologous cord blood would not provide an appropriate source of MUTATION-FREE hematopoietic stem cells for transplantation.

Alternatives to cord blood — Depending on the medical condition of the potential recipient, there are a number of alternatives to the use of autologous or allogeneic cord blood. The majority of individuals with transplant-treatable diseases are initially managed with other medical programs, such as chemotherapy and radiation therapy for malignant diseases, and supportive care for some congenital hemolytic anemias (eg, transfusion, hydroxyurea for sickle cell disease).

If the individual has obtained a reasonable clinical response and quality of life with these treatments, this may outweigh the potential morbidity and mortality associated with hematopoietic cell transplantation. (See «Treatment of beta thalassemia», section on Bone marrow transplantation and see «Hematopoietic cell transplantation in children with sickle cell disease», section on Limitations and barriers to HCT).

Finally, if hematopoietic cell transplantation is contemplated, a number of other donor options are available, including HLA-matched related or unrelated donors, as well as HLA-mismatched or haploidentical related or unrelated donors. (See «Donor selection for hematopoietic cell transplantation»).

Additional information sources for parents — Additional noncommercial information concerning the potential benefits and limitations of cord blood donation and transplantation is available from a number of sources. Some of these are listed below:

National Marrow Donor Program website: www.marrow.org

Children’s Hospital Oakland Research Institute: Sibling donor cord blood program website: <www.chori.org/Services/Sibling_Donor_Cord_Blood_Program/indexcord.html>.

RECOMMENDATIONS — Parents considering private cord blood banking should be informed of the following issues [58,106] : Umbilical cord blood transplantation has shown encouraging results, but in general is still considered investigational. The indications for this procedure are limited to certain genetic, hematologic, and malignant disorders. Routine storage of umbilical cord blood as «biologic insurance» against future disease is not recommended. Cord blood banked by families is much more likely to be used by the donors’ siblings than by the donors. Private storage of umbilical cord blood should be considered if there is a family member with a current or probable future need for hematopoietic cell transplantation.

If, despite being given the above information, the parents decide to proceed with cord blood banking through a private agency, it is wise for them to thoroughly investigate available companies. There are various online resources available to guide parents in this process. At a minimum, parents should be advised to do the following: Read all contracts thoroughly and know all costs associated with banking through a given company. Understand whether the stored cord blood will be available for autologous use only, or whether another member of the family, such as a sibling, could utilize the unit should the need arise (so-called «family use»). Confirm that the company is financially and otherwise stable, since the cord blood may be stored for years to decades before being used. Inquire whether the company is accredited by a reputable regulatory agency (eg, the American Association of Blood Banks). Know how long the company has been involved in cord blood storage, how many samples they currently have in storage, whether any units banked through the company have been used for transplantation, and their outcomes.

Более подробная информация на различные темы акушерства и гинекологии на сайте: http://drmedvedev.com/

Перечень услуг

Более подробная информация на различные темы акушерства и гинекологии на сайте: http://drmedvedev.com/

Гинекологическая стационарная помощь:

1. Оперативные вмешательства абдоминальным доступом (через разрез на животе) любой сложности при всевозможной гинекологической патологии, включая удаление отдельных миоматозных узлов любой локализации у женщин, желающих сохранить репродуктивную функцию

2. Оперативные вмешательства лапароскопическим доступом (хирургия «без разрезов»)  при  всевозможной гинекологической патологии

3. Оперативные вмешательства влагалищным доступом при различной гинекологической патологии, включая операции с использованием современных синтетических эндопротезов (Prolift, Gynemesh) при опущении половых органов

4. Урогинекология. Оперативные вмешательства при недержании мочи у женщин (TVT-o, TVT-s)

5. Эстетическая хирургия в гинекологии (уменьшение размеров половых губ, крайней плоти клитора, восстановление девственной плевы)

6. Эмболизация маточных артерий (ЭМА) при миоме матки

7. Мелкие гинекологические вмешательства и гистероскопия

Акушерская стационарная помощь:

1. Оказание помощи в родах

2. Все виды акушерских операций

Амбулаторная помощь:

1. Консультирование и уточнение диагноза в сложных и спорных случаях при различных ситуациях в акушерстве и гинекологии

2. Решение проблем  бесплодия

3. Эндокринная гинекология

4. Диагностика и лечение инфекций женской репродуктивной системы

5. Диагностика и лечение патологии шейки матки

6. Определение показаний к оперативным методам лечения в акушерстве и гинекологии

7. Консультирование по сложным вопросам, возникающим во время беременности, выбор метода родоразрешения

8. Консервативное лечение миомы, эндометриоза и другой доброкачественной патологии

9. Проблемы менопаузы (климактерического периода)

10. Планирование семьи. Выбор метода контрацепции и помощь в его использовании

По электронной почте:

email

или по телефону: 067-737-81-17

Михаил Владимирович

Также Вы можете обратиться, заполнив форму:

Ваше имя (обязательно)

Ваш E-Mail (обязательно)

Тема

Сообщение

captcha

Глубокоуважаемые коллеги!

Сердечно поздравляем Вас с Днем медицинского работника! Мы желаем Вам личных и профессиональных успехов и приятных неожиданных сюрпризов!!!

Обновление движка сайта

Более подробная информация на различные темы акушерства и гинекологии на сайте: http://drmedvedev.com/

Уважаемые посетители,

в данный момент происходит обновление програмного обеспечения сайта в связи с чем временно отсутствует список рубрик и возможны некоторые другие неудобства работы с сайтом.

Приносим свои извинения.

20090322_img_8406avatarБолее подробная информация на различные темы акушерства и гинекологии на сайте: http://drmedvedev.com/

Мы создали новый раздел сайта, посвященный клиническим исследованиям. Здесь мы планируем заниматься рекрутингом пациенток,  т.е. поиском женщин, которые хотят участвовать в исследовании и которые соответствуют необходимым критериям.

Что дает участие в клиническом исследовании? Зачастую это возможность получить высокоэффективное лечение и обследование бесплатно при крайне редких побочных эффектах. У нас проводятся исследования фазы ІІІ и ІV, т.е. препарат уже достаточно хорошо изучен к настоящему моменту, определены показания, дозировки и нежелательные эффекты.

Следите за нашими новостями.

Более подробная информация на различные темы акушерства и гинекологии на сайте: http://drmedvedev.com/

Медведев Михаил Владимирович

Обновлен раздел для студентов

В разделе для студентов добавлены тесты для масостоятельной подготовки. Это те тесты, которые использовались для текущего контроля знаний.

Более подробная информация на различные темы акушерства и гинекологии на сайте: http://drmedvedev.com/

С Днем Победы!!!

20090322_img_8406avatarПредварительные результаты работы блога за месяц после перехода на движок «WordPress» показали прирост числа посетителей в день на 1300%. Думаю, что при такой динамике, мы скоро будем стабильно входить в десятку самых популярных украинских сайтов, посвященных вопросам репродуктивного здоровья.

Более подробная информация на различные темы акушерства и гинекологии на сайте: http://drmedvedev.com/

С уважением,

Медведев М.В.

Более подробная информация на различные темы акушерства и гинекологии на сайте: http://drmedvedev.com/

VICRYL Plus – антибактериальный (полиглактин 910) с покрытием представляет собой синтетический рассасывающийся стерильный хирургический шовный материал, который состоит из сополимеров гликолида (90%) и L — лактида (10%). Покрытие шовного материала состоит из равных пропорций сополимеров гликолида и лактида (полиглактин 370) и стеарата кальция.

Шовный материал содержит иргакар МР** (триклозан) – антибактериальное средство широкого спектра действия в концентрации не более 50 мкг/м. Сополимеры не обладают антигенными и пирогенными свойствами и при рассасывании вызывают слабовыраженную тканевую реакцию. При исследовании зон торможения бактериального роста установлено, что ВИКРИЛ Плюс подавляет обсеменение шовного материала бактериями Staphylococcus aureus и Staphylococcus epidermidis.
Свойства
Шовный материал VICRYL Plus антибактериальный вызывает минимально острую воспалительную реакцию тканей и врастание фиброзной соединительной ткани. Постепенное уменьшение прочности на разрыв и окончательное рассасывание ВИКРИЛа Плюс происходит путем гидролиза. При гидролизе сополимер разрушается до гликолевой и молочной кислот, которые затем всасываются и метаболизируются в организме. Рассасывание проявляется как уменьшение прочности на разрыв с последующим уменьшением массы нити. Исследования на крысах с имплантацией шовного материала показали, что ВИКРИЛ Плюс сохраняет примерно 75% исходной прочности на разрыв в течение 2 недель после имплантации.

По истечении 3 недель сохраняется примерно 50% начальной прочности на разрыв. Через 4 недели сохраняется примерно 25% начальной прочности на разрыв. Полностью прочность на разрыв исчезает к 5 неделе. Рассасывание антибактериального ВИКРИЛа Плюс с покрытием обычно происходит между 56-ми и 70-ми сутками.

Более подробная информация на различные темы акушерства и гинекологии на сайте: http://drmedvedev.com/

 

О проекте

Сайт, созданный фанатами своей любимой профессии - акушерства и гинекологии. Для пациенток, врачей и всех кто интересуется.

Прочее